syrkined: (Default)

р.Рапопорт тут решил исследовать нашу родственную связь по линии Шерешевских и прислал следующую ссылку. Я от Юльчи только вроде слышал про Шерешевских-ювелиров из Варшавы (они, если не путаю, кого-то из моих родственных им предков (тоже Шерешевских) удочеряли-усыновляли). Табачно-гроденские Шерешевские, как я считал, нам не родственники.
Израильская родня рассказывала, что они сами исторически из Слонима.

Рапопорт утверждает, что Эммануил – это переделанный Мендель.
Нашлось еще такое:

————
http://www.jewage.org/wiki/ru/Article:Род_Шерешевских

Род Шерешевских происходит из местечка Шерешево в районе города Пружаны. Основатель рода переселился из Шерешево в начале 18 века, скорее всего, в Брест-Литовск.

Существует три основные ветви рода: Шерешевские, Шершевские и Сарашевские.

Шерешевские – самая большая ветвь, жившая в Гродненской губернии, а впоследствии также в Сувалкской губернии, Курляндии и Варшаве. В этой ветви богатство сочеталось с раввинской ученостью. Ее представители не только успешно занимались коммерцией, но и занимали посты раввинов и даянов в различных общинах.

Наиболее ранняя известная из индексов документальных данных семья – потомки Шмереля Шерешевского, родившегося около 1745 года. Эта семья жила в Юрбурге (близ Таураге в Литве), где держала питейные заведения.

К этой ветви также относится известная купеческая династия, основанная банкиром Моисеем Давидовичем Шерешевским (1844—1915). Членам этой семьи принадлежали табачная фабрика в Гродно, типографии в Бресте и банк в Варшаве.
В Белостоке, Слониме и Коссово жила раввинская семья Шерешевских. Ее представители – глава раввинского суда Коссово Менахем-Мендель Шерешевский и Аарон-Зелиг Шерешевский, прозванный “гаон рабби Зелиг Рейцхес”. Члены этой семьи во второй половине 19 века совершили алию в Эрец Исраэль.
Другая ветвь рода носила измененную фамилию Шершевский. Шершевские – ветвь семьи Шерешевских, переселившаяся из Белоруссии в Вильно. Впоследствии они жили также в Ковно, Витебске, Белостоке и др. городах. Из индексов документальных данных можно увидеть, что в 19 веке многие члены рода Шершевских занимались фармацевтикой и другими профессиями, связанными с медициной. Кроме того, распространенным занятием среди представителей рода было писательство.

В настоящее время нам известно несколько семей из этой ветви.

В Вильно и Ковно жила семья Шершевских, к которой принадлежал талмудический писатель Иегуда Шершевский.

Из Витебска происходила семья потомственных медиков. Среди членов семьи – почетный лейб-медик двора Его Императорского Величества Михаил Маркович Шершевский. Его дочь – поэтесса и переводчица Евгения Шершевская-Студенская. Ее перу принадлежит перевод стихотворения австрийского поэта Рудольфа Грейнца, ставший знаменитой русской песней “Врагу не сдается наш гордый Варяг”. Брат Михаила – Максим Шершевский также был врачом. Его сыновья стали известными советскими учеными, возглавляли кафедры в медицинских учебных заведениях Сибири.
Третья, самая немногочисленная, ветвь рода носила фамилию Сарашевский. Она жила в Лепеле.

X-POST from www.Syrkin.com.

syrkined: (Default)
В Батуми сходили с Левой в Дельфинарий и Океанариум.
В Тбилиси на исходе праздника догуляли до танцующих фонтанов. Утром на фуникулере поднялись к ботаническому саду, погуляли там и вышли к баням, куда на часик сходили. В кошерном "Иерушалаиме" встретили Голду с Сарой.


Posted via m.livejournal.com.

syrkined: (Default)

В последний шабат умудрился простудиться, но, надеюсь, все болячки в этом году и останутся.
Хорошего и сладкого года! Чтобы все мы удостоились записи и запечатывания в Книгу Жизни.

Шана това уМетука!

P.S. Сегодня оказался День программиста, с чем я всех причастных и поздравляю.

P.P.S. Самое главное чуть не забыл: у меня замечательная и любимая жена и дети. :)

X-POST from www.Syrkin.com.

syrkined: (Default)
Решил почитать Флавия. Тут будут заметки на тему того, что привлекло внимание.

1. Адам - из красной глины
2. Лемеху обе(!) жены рожали детей
3. Акеда - Ицхаку 25 лет.
4. Сара умерла через неделю после возвращения Авраама и Ицхака.
5. Эсав: гора Сеир - ср."волосы".
6. Насчитал 70 спускающихся в Египет без Йохевед (проверить у Раши)
7. Братья Иосефа похоронены в Хевроне.
8.
syrkined: (Default)

В Шавуот утром сходили на район, а потом за 4 часа дошли до Мигдаль Ора. Всем большое спасибо за гостеприимство и атмосферу!

Леву на Лаг-баОмер пострили, Пряник начал ходить, – как говорится, Барух шеКаха Ло беОламо.

Ну, а то, что у меня замечательная жена и дети, вы, наверно, и так знаете. ;)

Шавуа тов, ходеш тов!

X-POST from www.Syrkin.com.

syrkined: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] lomonosov at Н. Н. Никулин о войне.

В своем комментарии к одному из моих постов мой уважаемый «френд» listoboy привел ссылку http://www.golubinski.ru/russia/nikulin_vojna.htm на книгу воспоминаний Николая Николаевича Никулина – научного сотрудника Эрмитажа, бывшего фонтовика. Настоятельно рекомендую всем тем, кто искренне хочет знать правду об Отечественной войне, познакомиться с ней.  
                На мой взгляд – это уникальное произведение, подобных ей трудно найти в военных библиотеках. Оно замечательно не только литературными достоинствами, о которых я, не будучи литературоведом, не могу объективно судить, сколько точными до натурализма описаниями военных событий, раскрывающими отвратительную сущность войны с ее зверской бесчеловечностью, грязью, бессмысленной жестокостью, преступным небрежением к жизни людей командующими всех рангов от комбатов до верховного главнокомандующего. Это – документ для тех историков, которые изучают не только передвижения войск на театрах военных действий, но интересуются и морально-гуманистическими аспектами войны.
                По уровню достоверности и искренности изложения могу лишь сравнить ее с воспоминаниями Шумилина «Ванька ротный».
           Читать ее так же тяжело, как смотреть на изуродованный труп человека, только что стоявшего рядом…
           У меня при чтении этой книги память непроизвольно восстанавливала почти забытые аналогичные картины прошедшего.
                  Никулин «хлебнул» на войне несоизмеримо больше, чем я, пережив ее от начала и до конца, побывав на одном из самых кровавых участков фронта: в тихвинских болотах, где наши «славные стратеги» уложили не одну армию, включая 2-ю Ударную... И все же осмелюсь заметить, что многие его переживания и ощущения очень сходны с моими.
            Некоторые высказывания Николая Николаевича побудили меня их прокомментировать, что я и делаю ниже, приводя цитаты из книги.
                Главный вопрос, явно или неявно встающий при чтении книг о войне – что заставляло роты, батальоны и полки безропотно идти навстречу почти неизбежной смерти, подчиняясь иногда даже преступным приказам командиров? В многочисленных томах ура-патриотической литературы это объясняется элементарно просто: воодушевленные любовью к своей социалистической родине и ненавистью к вероломному врагу, они были готовы отдать жизнь за победу над ним и единодушно поднимались в атаку по призыву «Ура! За Родину, за Сталина!» 

Н.Н. Никулин:

«Почему же шли на смерть, хотя ясно понимали ее неизбежность? Почему же шли, хотя и не хотели? Шли, не просто страшась смерти, а охваченные ужасом, и все же шли! Раздумывать и обосновывать свои поступки тогда не приходилось. Было не до того. Просто вставали и шли, потому что НАДО!
           Вежливо выслушивали напутствие политруков — малограмотное переложение дубовых и пустых газетных передовиц — и шли. Вовсе не воодушевленные какими-то идеями или лозунгами, а потому, что НАДО. Так, видимо, ходили умирать и предки наши на Куликовом поле либо под Бородином. Вряд ли размышляли они об исторических перспективах и величии нашего народа... Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали «За Родину! За Сталина!», как пишут в романах. Над передовой слышен был хриплый вой и густая матерная брань, пока пули и осколки не затыкали орущие глотки. До Сталина ли было, когда смерть рядом. Откуда же сейчас, в шестидесятые годы, опять возник миф, что победили только благодаря Сталину, под знаменем Сталина? У меня на этот счет нет сомнений. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами. Ведь не только война, но и восстановление страны прошло за их счет. Те же из них, кто еще жив, молчат, сломленные.
           Остались у власти и сохранили силы другие — те, кто загонял людей в лагеря, те, кто гнал в бессмысленные кровавые атаки на войне. Они действовали именем Сталина, они и сейчас кричат об этом. Не было на передовой: «За Сталина!». Комиссары пытались вбить это в наши головы, но в атаках комиссаров не было. Все это накипь...»

И я вспоминаю.

В октябре 1943 года нашу 4-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию срочно выдвинули на передовую с тем, чтобы закрыть образовавшуюся брешь после попытки неудачного прорыва фронта пехотой. Примерно неделю дивизия держала оборону в районе белорусского города Хойники. Я в то время работал на дивизионной радиостанции «РСБ-Ф» и об интенсивности боевых действий мог судить только по числу едущих на бричках и идущих пешком в тыл раненых.
          Принимаю радиограмму. После длинного шифра-цифири открытым текстом слова «Смена белья». Кодированный текст уйдет к шифровальщику штаба, а эти слова предназначены корпусным радистом мне, принимающему радиограмму. Они означают, что нам на смену идёт пехота.
         И действительно, мимо рации, стоящей на обочине лесной дороги, уже шли стрелковые части. Это была какая-то изрядно потрепанная в боях дивизия, отведенная с фронта на непродолжительный отдых и пополнение. Не соблюдая строя шли солдаты с подвернутыми под ремень полами шинелей (была осенняя распутица), казавшиеся горбатыми из-за накинутых поверх вещмешков плащ-палаток.  
          Меня поразил их понурый, обреченный вид. Я понял, через час-другой они будут уже на переднем крае…

Пишет Н.Н. Никулин:

«Шум, грохот, скрежет, вой, бабаханье, уханье — адский концерт. А по дороге, в серой мгле рассвета, бредет на передовую пехота. Ряд за рядом, полк за полком. Безликие, увешанные оружием, укрытые горбатыми плащ-палатками фигуры. Медленно, но неотвратимо шагали они вперед, к собственной гибели. Поколение, уходящее в вечность. В этой картине было столько обобщающего смысла, столько апокалиптического ужаса, что мы остро ощутили непрочность бытия, безжалостную поступь истории. Мы почувствовали себя жалкими мотыльками, которым суждено сгореть без следа в адском огне войны.»

Тупая покорность и сознательная обреченность советских солдат, атакующих недоступные для фронтального штурма укрепленные позиции поражали даже наших противников. Никулин приводит рассказ немецкого ветерана, сражавшегося на том же участке фронта, но с другой его стороны.

Некий господин Эрвин X., с которым он встретился в Баварии, рассказывает:

  Что за странный народ? Мы наложили под Синявино вал из трупов высотою около двух метров, а они все лезут и лезут под пули, карабкаясь через мертвецов, а мы все бьем и бьем, а они все лезут и лезут... А какие грязные были пленные! Сопливые мальчишки плачут, а хлеб у них в мешках отвратительный, есть невозможно!
                 А что делали ваши в Курляндии? — продолжает он. — Однажды массы русских войск пошли в атаку. Но их встретили дружным огнем пулеметов и противотанковых орудий. Оставшиеся в живых стали откатываться назад. Но тут из русских траншей ударили десятки пулеметов и противотанковые пушки. Мы видели, как метались, погибая, на нейтральной полосе толпы ваших обезумевших от ужаса солдат!  

Это – о заградотрядах.

В дискуссии на военно-историческом форуме «ВИФ-2NE» не кто иной, как сам В. Карпов – герой Советского Союза, в прошлом ЗЕК, штрафник-разведчик, автор известных биографических романов о полководцах, заявил, что не было и не могло б
ыть случаев расстрела заградотрядами отступающих красноармейцев. «Да мы бы сами их постреляли», заявил он. Мне пришлось возразить, несмотря на высокий авторитет писателя, сославшись на свою встречу с этими вояками по пути в медсанэскадрон. В результате получил немало оскорбительных замечаний. Можно найти немало свидетельств о том, как мужественно воевали войска НКВД на фронтах. Но об их деятельности в качестве заградотрядов, встречать не приходилось.
            В комментариях к моим высказываниям и в гостевой книге моего сайта (
http://ldb1.narod.ru) часто встречаются слова о том, что ветераны – родственники авторов комментариев категорически отказываются вспоминать о своем участии в войне и, тем более, писать об этом. Я думаю, книга Н.Н. Никулина объясняет это достаточно убедительно.
             На сайте Артема Драбкина «Я помню» (
www.iremember.ru) огромная коллекция мемуаров участников войны. Но крайне редко встречаются искренние рассказы о том, что переживал солдат-окопник на переднем крае на грани жизни и неизбежной, как ему казалось, смерти.
              В 60-х годах прошлого века, когда писал свою книгу Н.Н. Никулин, в памяти солдат, чудом оставшихся в числе живых после пребывания на переднем крае фронта, пережитое еще было столь же свежим, как открытая рана. Естественно, вспоминать об этом было больно. И я, к кому судьба была более милостива, смог принудить себя взяться за перо лишь в 1999 году.

Н.Н. Никулин:

«Мемуары, мемуары... Кто их пишет? Какие мемуары могут быть у тех, кто воевал на самом деле? У летчиков, танкистов и прежде всего у пехотинцев?
                  Ранение — смерть, ранение — смерть, ранение — смерть и все! Иного не было. Мемуары пишут те, кто был около войны. Во втором эшелоне, в штабе. Либо продажные писаки, выражавшие официальную точку зрения, согласно которой мы бодро побеждали, а злые фашисты тысячами падали, сраженные нашим метким огнем. Симонов, «честный писатель», что он видел? Его покатали на подводной лодке, разок он сходил в атаку с пехотой, разок — с разведчиками, поглядел на артподготовку — и вот уже он «все увидел» и «все испытал»! (Другие, правда, и этого не видели.)
               Писал с апломбом, и все это — прикрашенное вранье. А шолоховское «Они сражались за Родину» — просто агитка! О мелких шавках и говорить не приходится.»

В рассказах настоящих фронтовиков-окопников нередко звучит ярко выраженная неприязнь, граничащая с враждебностью, к обитателям различных штабов и тыловых служб. Это читается и у Никулина и у Шумилина, презрительно называвшего их «полковые».

Никулин:

«Поразительная разница существует между передовой, где льется кровь, где страдание, где смерть, где не поднять головы под пулями и осколками, где голод и страх, непосильная работа, жара летом, мороз зимой, где и жить-то невозможно, — и тылами. Здесь, в тылу, другой мир. Здесь находится начальство, здесь штабы, стоят тяжелые орудия, расположены склады, медсанбаты. Изредка сюда долетают снаряды или сбросит бомбу самолет. Убитые и раненые тут редкость. Не война, а курорт! Те, кто на передовой — не жильцы. Они обречены. Спасение им — лишь ранение. Те, кто в тылу, останутся живы, если их не переведут вперед, когда иссякнут ряды наступающих. Они останутся живы, вернутся домой и со временем составят основу организаций ветеранов. Отрастят животы, обзаведутся лысинами, украсят грудь памятными медалями, орденами и будут рассказывать, как геройски они воевали, как разгромили Гитлера. И сами в это уверуют!  
                    Они-то и похоронят светлую память о тех, кто погиб и кто действительно воевал! Они представят войну, о которой сами мало что знают, в романтическом ореоле. Как все было хорошо, как прекрасно! Какие мы герои! И то, что война — ужас, смерть, голод, подлость, подлость и подлость, отойдет на второй план. Настоящие же фронтовики, которых осталось полтора человека, да и те чокнутые, порченые, будут молчать в тряпочку. А начальство, которое тоже в значительной мере останется в живых, погрязнет в склоках: кто воевал хорошо, кто плохо, а вот если бы меня послушали!»

Жестокие слова, но во многом оправданы. Пришлось мне некоторое время послужить при штабе дивизии в эскадроне связи, насмотрелся на франтоватых штабных офицеров. Не исключено, что из-за конфликта с одним из них я был отправлен во взвод связи 11-го кавалерийского полка (http://ldb1.narod.ru/simple39_.html
           Мне уже приходилось высказываться на очень болезненную тему о страшной судьбе женщин на войне. И опять это обернулось мне оскорблениями: молодые родственники воевавших мам и бабушек посчитали, что я надругался над их военными заслугами.
               Когда еще до ухода на фронт я видел, как, под влиянием мощной пропаганды юные девушки с энтузиазмом записывались на курсы радистов, медсестер или снайперов, а затем уже на фронте – как им приходилось расставаться с иллюзиями и девичьей гордостью, мне, неискушенному в жизни мальчишке было очень больно за них. Рекомендую роман М. Кононова «Голая пионерка», это о том же.

И вот что пишет Н.Н. Никулин.

««Не женское это дело — война. Спору нет, было много героинь, которых можно поставить в пример мужчинам. Но слишком жестоко заставлять женщин испытывать мучения фронта. И если бы только это! Тяжело им было в окружении мужиков. Голодным солдатам, правда, было не до баб, но начальство добивалось своего любыми средствами, от грубого нажима до самых изысканных ухаживаний. Среди множества кавалеров были удальцы на любой вкус: и спеть, и сплясать, и красно поговорить, а для образованных — почитать Блока или Лермонтова... И ехали девушки домой с прибавлением семейства. Кажется, это называлось на языке военных канцелярий «уехать по приказу 009». В нашей части из пятидесяти прибывших в 1942 году к концу войны осталось только два солдата прекрасного пола. Но «уехать по приказу 009» — это самый лучший выход. 
             Бывало хуже. Мне рассказывали, как некий полковник Волков выстраивал женское пополнение и, проходя вдоль строя, отбирал приглянувшихся ему красоток. Такие становились его ППЖ (Полевая передвижная жена. Аббревиатура ППЖ имела в солдатском лексиконе и другое значение. Так называли голодные и истощенные солдаты пустую, водянистую похлебку: «Прощай, половая жизнь»), а если сопротивлялись — на губу, в холодную землянку, на хлеб и воду! Потом крошка шла по рукам, доставалась разным помам и замам. В лучших азиатских традициях!»

Среди моих однополчан была замечательная отважная женщина санинструктор эскадрона Маша Самолетова. О ней у меня на сайте рассказ Марата Шпилёва «Её звали Москва». А на встрече ветеранов в Армавире я видел, как плакали солдаты, которых она вытащила с поля боя. Она пришла на фронт по комсомольскому призыву, оставив балет, где она начала работать. Но и она не устояла под напором армейских донжуанов, о чем сама мне рассказывала.

И последнее, о чем следует рассказать.

Н.Н. Никулин:

«Казалось, все испытано: смерть, голод, обстрелы, непосильная работа, холод. Так ведь нет! Было еще нечто очень страшное, почти раздавившее меня. Накануне перехода на территорию Рейха, в войска приехали агитаторы. Некоторые в больших чинах.
           — Смерть за смерть!!! Кровь за кровь!!! Не забудем!!! Не простим!!! Отомстим!!! — и так далее...
            До этого основательно постарался Эренбург, чьи трескучие, хлесткие статьи все читали: «Папа, убей немца!» И получился нацизм наоборот.
            Правда, те безобразничали по плану: сеть гетто, сеть лагерей. Учет и составление списков награбленного. Реестр наказаний, плановые расстрелы и т. д. У нас все пошло стихийно, по-славянски. Бей, ребята, жги, глуши!
            Порти ихних баб! Да еще перед наступлением обильно снабдили войска водкой. И пошло, и пошло! Пострадали, как всегда, невинные. Бонзы, как всегда, удрали... Без разбору жгли дома, убивали каких-то случайных старух, бесцельно расстреливали стада коров. Очень популярна была выдуманная кем-то шутка: «Сидит Иван около горящего дома. "Что ты делаешь?"- спрашивают его. "Да вот, портяночки надо было просушить, костерок развел"»... Трупы, трупы, трупы. Немцы, конечно, подонки, но зачем же уподобляться им? Армия унизила себя. Нация унизила себя. Это было самое страшное на войне. Трупы, трупы...
              На вокзал города Алленштайн, который доблестная конница генерала Осликовского захватила неожиданно для противника, прибыло несколько эшелонов с немецкими беженцами. Они думали, что едут в свой тыл, а попали... Я видел результаты приема, который им оказали. Перроны вокзала были покрыты кучами распотрошенных чемоданов, узлов, баулов. Повсюду одежонка, детские вещи, распоротые подушки. Все это в лужах крови...

«Каждый имеет право послать раз в месяц посылку домой весом в двенадцать килограммов», — официально объявило начальство. И пошло, и пошло! Пьяный Иван врывался в бомбоубежище, трахал автоматом об стол и, страшно вылупив глаза, орал: «УРРРРР!(Uhr – часы) Гады!» Дрожащие немки несли со всех сторон часы, которые сгребали в «сидор» и уносили. Прославился один солдатик, который заставлял немку держать свечу (электричества не было), в то время, как он рылся в ее сундуках. Грабь! Хватай! Как эпидемия, эта напасть захлестнула всех... Потом уже опомнились, да поздно было: черт вылетел из бутылки. Добрые, ласковые русские мужики превратились в чудовищ. Они были страшны в одиночку, а в стаде стали такими, что и описать невозможно!»

Здесь, как говорится, комментарии излишни.

 Скоро отметим замечательный народный праздник, День Победы. Он несет в себе не только радость в связи с годовщиной окончания страшной войны, унесшей каждого 8-го жителя нашей страны (в среднем!), но и слезы по не вернувшимся оттуда… Хотелось бы также помнить о непомерной цене, которую пришлось заплатить народу под «мудрым руководством» величайшего полководца всех времен и народов». Ведь забылось уже, что он наделил себя званием генералиссимуса и этим титулом!

 

 

quot;;
syrkined: (Default)

Моя четвероюродная сестра.

http://9tv.co.il/video/2015/04/07/54735.html

Моадим леСимха!

X-POST from www.Syrkin.com.

Зевин

Mar. 12th, 2015 09:11 pm
syrkined: (Default)
Кого можно попросить купить и довезти до Питера две книжки? Спасибо! http://www.zolsefer.co.il/171616/במדבר
syrkined: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] dona_anna at Туфли для Голды.

Еще в 90е годы прошлого века в Израиле можно было услышать шутки на тему туфель Голды Меир. Дело в том, что долгие годы Голда носила один и тот же фасон обуви. В Израиле этот фасон стал нарицательным, "туфли Голды", так как официально разрешенные туфли для девушек-военнослужащих во времена, когда Голда Меир была министром иностранных дел, были внешне похожи на туфли Голды.
Меня долго мучал исконно дамский зловредный вопрос: почему же Голда Меир, которая была одно время и премьер-министром Израиля, оставалась верна одному фасону туфель???

Ответ на этот вопрос я получила совершенно неожиданно:) )

This entry was originally posted at http://dona-anna.dreamwidth.org/
syrkined: (Default)

Крепкого здоровья уважаемому Павлу Эммануиловичу. Б”А, еще доведется познакомиться лично.

http://www.ntv.ru/novosti/1318899

Нижегородский ветеран Павел Сыркин может стать героем документального кино. В его родном городе объявили конкурс любительских фильмов о войне, а биография пенсионера — благодарный материал для сценария. Дело в том, что во время войны он под обстрелами по тонкому льду Ладожского озера возил грузы в блокадный Ленинград.

Шабат шалом!

X-POST from www.Syrkin.com.

Гамов

Feb. 25th, 2015 05:59 pm
syrkined: (Default)
Просто интересно: почему у первой жены Георгия Гамова было прозвище "Ро" (rho). Что в тридцатые годы обозначали этой буквой: удельное сопротивление, плотность? Или вообще не поэтому?


Posted via m.livejournal.com.

syrkined: (Default)
Твиттер буйствует, выложу пока сюда.
http://tamara-she.narod.ru/streets/Sadova/sq_sennaya.html


Колонна мира
http://encspb.ru/object/2804018919?lc=ru


недостроенный вестибюль станции метро "Садовая" - что это?
http://walkspb.ru/ulpl/sennaya_pl.html

Савва Яковлев
http://katalog.spbmy.ru/?p=529

http://forum.citywalls.ru/topic251.html
syrkined: (Default)

Второй раз участвовал в АДМ на Лепре.

Подарок мне из волшебного города Колпино:

Подарок от меня (“внучок” нашелся в твиттере):

Лепро АДМ. Спасибо дедушке и гномам с почты, подарочек получен ☺️

Фото опубликовано Misha Savage (@savagepro)

Погуглил: оказывается, в Балтиморе они уже в 1934 году все придумали. https://www.santaclausanonymous.org/history

Хотя мне, конечно, напомнило пуримские мишлоах манот. ;)

Шавуа тов!

X-POST from www.Syrkin.com.

syrkined: (Default)

Наконец-то осенний отпуск можно считать законченным, поэтому пару слов на тему.

Во-первых, большое спасибо всем, кто нашелся. Если в том году я ныл на тему “доктор, мне все игнорируют”, то в этом году доехали практически все и даже больше. Отдельно отмечу своих четвероюродных братьев Дани Сыркина и Сергея Янсона, с которыми мы впервые встретились лично. Большое спасибо тете Лизе и Смертенкам, развлекавшим нас по мере сил и возможностей. Соню Прусман-Леви я не видел с времен Масы, Баруха Маргулиса – с 2009 года. Цион до нас доехал, Лия, Боря, Рита, Раскины… В общем, самая настоящая гостевая “шэфа”, и это, правда, очень здорово. Традиционное спасибо за суккот Ходорковским-Израилевским-Лесовым и остальным иудей ЙоШ. Радует, что Лева общается со своими кузенами (пока есть возможность ;)) и кузинами.

Снимали мы в этом году достаточно далеко от моря (зато, правда, близко к Парку Яркон), посему огромное спасибо Яше Кассилю-Карда (1, 2) и его дочкам за розовый велик, сокративший наш путь в два раза.

Из неприятностей: товарищи, которые сдавали нам квартиру в субаренду, просмотрели изменения в своем контракте, и, как выяснилось, не имели права нам ее сдавать. Поэтому поводу они и настоящие хозяева квартиры проели мне в мозге небольшую дырку, и вообще в какой-то момент было совсем не весело, но закончилось все почти хорошо – и Барух Ашем. Но хозяйке на заметку.

В общем, как обычно: дорого, кошерно и не без приключений. :) Но, как заканчивает свою передачу Эяль Кицис,
!בכל זאת יש לנו ארץ נהדרת

И, традиционное: у меня замечательная жена и дети! :)

Всем еще раз большое спасибо! Ходеш тов!

X-POST from www.Syrkin.com.

syrkined: (Default)
Июль 2013.

В этом году завал на работе, да и оставили меня одного, б"А, на меньший срок. Тем не менее...

1. Ячейка Гординых. Снял мой четвероюродный брат. Посмотрел 1, 2 и 12 серии.
2. Кидон. Вроде тоже про разведки и все такое, но гораздо бодрее. Бар все равно не в моем вкусе. ;)
3. Giv'at Halfon Eina Ona
4. Muralim.
5. Rock Ba-Casba
syrkined: (Default)
Самолет на Москву опоздал, в итоге в Питерский самолет на 22:00 я зашел в 21:59. Успел даже на метро до Пионерской.

Дальше будут короткие заметки с новостями от Саши.
20.10 - Было не жарко, поехали в сафари. Всех посмотрели, видели, как писают летучие мыши. :)


Posted via m.livejournal.com.

syrkined: (Default)
В пятницу сходили на море, потом до нас доехала Лия, а потом Сашины родители добрались. Вечером догуляли до оленей. р.Лау рассказывал перед мааривом, что про Шета сказано "беЦалмо кеДмуто", а про Каина и Авеля - нет. Авель - из-за "гам", что он "тоже" принес жертвы. Днем нашелся Дани Сыркин с женой и младшими детьми Авигаль и Ури (Вова :)). Вечером догуляли через парк до порта, встретив по дороге Яшу с семейством.

Завтра вечером, б"А, в Питере. Шавуа тов!


Posted via m.livejournal.com.

syrkined: (Default)
В среду с утра шел настоящий ливень с грозой, плюс веломарафон, из-за которого отменили автобусы (сам марафон потом тоже отменили), в итоге на автобусе цветов Маккаби-ТА приехали в Святой город на два часа позже, чем собирались. По дороге видели строящиеся опоры мостов будущей железной дороги: смотрится страшно.

Тетя Лиза с нами прокатилась в трамвайчике от Таханы до Ирии. У Котеля встретили Аарона Гуницкого, потом вместе морейну Барухом и его веселым рыжим сыном Ицхаком и святым семейством Бизяевых-Раскиных погуляли по Мамиле. Барух убежал, мы сели покушать в сукке, куда к нам пришла Рита Корценштейн. По дороге назад встретили Трушевских и Ериш с бойфрендом. ;)



Вечером доехали Казакевичи без Леши (Лева отлично играл с Итамаром), а потом пошли на акафот. Рав Лау пожал на с Левой руки (т.к. перед его местом решился танцевать только Лева :). Утренние акафот были умеренно веселые (большей частью из-за среднего возраста молящихся), на две акафы забежали какие-то соседские школьники толпой.

Потом погуляли в парке со Смертенками. Вита в свои почти 10 умеет садиться на шпагат и хорошо играла с Левой и Номи.

Вечером нашлись Конопли и отец-героин сандак.

Шана това!
syrkined: (Default)
На море впервые, мне кажется, практически не было волн, и Яша, наконец-то сам плавал с кругом. Лева тоже большой пловец-молодец (без жилетки нужно поддерживать живот). Пообедали в кошерной сушне на углу БенИуда и БенГурион. Вечером скатались в Стемацки за книжками и подарками. Лева выучил слово "манекен". :)

Завтра с утра, б"А, в Иерусалим.

Хаг самеах!
syrkined: (Default)
Сегодня Лева чуть не потерялся на пляже. Спасатель из будки на весь пляж назвал пойманного Леву "елед им а-кУку, бен 3-4, эйнаим кхулот", но все обошлось. :) На пляже было +33-36, вода приятная. Вечером доехали на автобусе до Яффо, немножко погуляли и посидели с Трушевскими. В среду с утра планируем в Иерусалим.
Page generated Jul. 25th, 2017 08:45 am
Powered by Dreamwidth Studios